ГЛАВНОКОМАНДУЮЩАЯ ПУШИНКА

Может быть, Пушинке никогда бы и в голову не пришло стать главнокомандующем, не оторвись она от одуванчика первой… Но она как раз и оторвалась от одуванчика первой.

Несколько мгновений повисев в воздухе и осмотревшись, наша Пушинка пришла в ужас. Куда хватало глаз – во всех направлениях носились по воздуху пушинки, сорвавшиеся с прочих одуванчиков, причем никакого порядка в воздухе не было. Тут‑то наша Пушинка и решила стать Главнокомандующей Пушинкой и навести‑таки порядок в воздухе… ладно, пусть не во всём воздухе, а хотя бы только в ближайшем к ней.

Сначала она не знала, что делать, но потом, строго взглянув на пушинки только что покинутого ею одуванчика, сообразила сказать:

– Я требую полного внимания!

А надо заметить, что уж если чего‑то и нельзя требовать от пушинок – так это внимания, особенно полного. Пушинки – народ страшно рассеянный, но при этом стоит той или иной пушинке о чём‑нибудь задуматься, до неё уже не докричишься: летит себе в полной задумчивости и совсем ничего вокруг себя не видит и не слышит. И хоть ты ей кол на голове теши!

Потому‑то, когда Главнокомандующая Пушинка потребовала внимания, никакого внимания ей оказано не было. В тот момент пушинкам, вообще‑то говоря, было совсем не до неё: каждая из них готовилась покинуть родной одуванчик и уже предвкушала новую жизнь – полную самых необыкновенных событий. Стало быть, никто и не услышал слов Главнокомандующей Пушинки. Тем не менее, та заговорила снова, причем так:

– Ну, что ж… теперь, когда я добилась от вас полного внимания, я приступаю к глав‑но‑ко‑ман‑до‑ва‑ни‑ю. Только сначала попрошу каждую посмотреть на то, что происходит вокруг.

Пушинки как не слышали Главнокомандующей Пушинки, так и продолжали не слышать её. Большинство из них именно сейчас пыталось угадать, в каком направлении кого из них унесёт ветер… – даже и не думайте, что пушинкам это безразлично! Честно сказать, для них это – самое важное… Да и Вы ведь, наверное, понимаете: нет ничего неприятнее на свете, чем приготовиться лететь на юг, а отправиться на север! Вообразите себе, что Вы собрали чемодан, положили туда плавки, акваланг, маску и ласты, надели шорты и шлепанцы и сели в поезд, а поезд едет на север, в район вечной мерзлоты… Хороши же Вы там будете в плавках, акваланге, маске и ластах! Все белые медведи и нерпы просто умрут от хохота.

А пушинки… Они, конечно, чемоданов никаких не собирают, но и они настраивают себя на южные широты, радуются солнцу и всему прочему, что их там ждёт… потому не очень‑то им приятно будет вдруг очутиться на ледяном ветру при температуре сорок градусов ниже нуля!

Вот пушинки и пытались сейчас уловить направление ветра, чтобы уж заранее знать, куда их понесёт…

Между тем Главнокомандующая Пушинка, подождав немного, продолжила:

– Прекрасно! Теперь, когда Вы посмотрели на происходящее вокруг, вы, наверное, согласитесь со мной, если я скажу: это безобразие. Нигде никакого порядка – и множества пушинок просто мечутся в разные стороны, как безумные, совершенно не отдавая себе отчета в том, что это некрасиво.

Пушинки на покинутом ею одуванчике дружно молчали, и, вспомнив пословицу «молчание – знак согласия», Главнокомандующая Пушинка победоносно закончила:

– Такому безобразию пора положить конец. Пушинки с нашего одуванчика призваны показать всему миру, как должна вести себя в воздухе любая уважающая себя пушинка и что такое настоящий порядок. Сейчас, когда вы покинете одуванчик, я приказываю вам вы строиться в четыре колонны по одной, после чего замереть по стойке «смирно». Когда настанет время, я скомандую каждой колонне по отдельности, в каком направлении – северном, южном, западном или восточном – ей двигаться, после чего каждая из колонн организованно полетит в указанном направлении, строго соблюдая очерёдность. Все должны лететь в затылок друг другу, стараясь сохранять одинаковое расстояние между отдельными пушинками в колоннах – не запаздывая и не залетая вперёд. Смотреть по сторонам на другие пушинки запрещается.

Сказав так, Главнокомандующая Пушинка чуть не задохнулась: шутка ли – произнести такую длинную и последовательную речь, когда ты всего‑навсего маленькая пушинка… пусть и Главнокомандующая! Едва отдышавшись, она обвела взором вверенные ею самой её же командованию пушинки и добавила:

– Невыполнение приказа ведёт к лишению свободы сроком до пяти лет.

Что уж она имела в виду, говоря так… и вообще – что она имела в виду, отдавая свои распоряжения, остаётся загадкой. Впрочем, пушинки всё равно не слышали ни единого из её слов, поскольку ветер неумолимо приближался к одуванчику– и, стало быть, до новой жизни, полной самых необыкновенных событий, оставались считанные секунды.

…вот он и налетел, долгожданный ветер! И в тот же миг одуванчик опустел: сорванные ветром пушинки понеслись кто куда: с радостью – если направление полёта было угадано правильно… или с грустью, если кому‑то пришлось лететь в противоположную сторону. Правда, таких оказалось мало: у пушинок обычно всё‑таки довольно хорошо развита интуиция!

– Стойте! – надрывалась тем временем Главнокомандующая Пушинка, которую и саму несло куда‑то… причем совсем уж не пойми куда. – Ни с места! Вы все будете наказаны‑ы‑ы…

Наверное, если бы у неё было ружьё, она даже начала бы стрелять – по крайней мере, в воздух.

Но, к счастью, ни у одной из пушинок в мире – даже среди главнокомандующих – не бывает ружей.