ТЕНЬ, БРОШЕННАЯ НА АСФАЛЬТ

В том, что Тень, о которой у нас пойдёт речь, была брошена на асфальт, нет ничего удивительного: тени ведь куда угодно бросают. Я даже знаю одного человека, который бросил тень на всех нас , но после этого он стал мне настолько неприятен, что я даже имя его забыл.

Так о чём я… Ах, да: то, что тень бросили на асфальт, было неудивительно. Неудивительно, но болезненно: падать на асфальт, как известно, и вообще не слишком приятно.

– Ой, – сказала Тень‑Брошенная‑на‑Асфальт и схватилась рукой за разбитое колено.

Ей ничего не ответили – и она в задумчивости продолжала:

– Лучше бы меня бросили на траву. Или на песок.

Ей опять ничего не ответили – и тогда она совсем тихо добавила:

– Лучше бы меня вообще не бросали…

Но никаких сомнений не было: её бросили.

Тень посмотрела вокруг себя и увидела лежавшую на асфальте зелёную бумажку.

– Здравствуйте, милая Зелёная Бумажка! – от всей души сказала Тень. – Вас тоже бросили?

– Меня потеряли, – уточнила Зелёная Бумажка и гордо добавила: – Таких, как я, не бросают.

– Простите меня, пожалуйста, за мой бестактный вопрос, милая Зелёная Бумажка, – сразу же раскаялась Тень.

– И не смейте называть меня «Зелёной Бумажкой». Мое имя Купюра.

– Какое красивое имя! – восхитилась Тень. – Мне страшно не ловко, что я назвала Вас Зелёной Бумажкой… но я же не знала Вашего настоящего имени, дорогая Купюра!

– Вот теперь правильно, – похвалила её Купюра. – Именно дорогая Купюра: видите, какая на мне цифра?

– Единица, – прочитала Тень. – Единица и за ней три нуля.

– То есть тысяча, – охотно объяснила Купюра. – Я тысячная Купюра. Это большие деньги. Представляете, как горюет тот, кто потерял меня! И как счастлив будет тот, кто меня найдёт!

Тень не очень хорошо представляла себе это, но из вежливости, конечно, сказала:

– Очень хорошо представляю!

Тут Купюра вгляделась в неё попристальнее и с недоверием произнесла:

– А на Вас я что‑то вообще цифры не вижу… Это странно. Какая у Вас ценность?

– У меня нету никакой ценности, – ответила Тень. – Я тень. Меня только и делают что бросают.

– В этом нет ничего удивительного, – сказала Купюра. – Я бы тоже Вас только и делала что бросала! Не имеет смысла оставлять у себя то, в чём нет никакой ценности.

– Не имеет… – согласилась Тень.

Они помолчали.

– Странно, кстати, что Вас вообще подбирают, – снова заговорила Купюра. – Вот я бы, например, ни за что Вас не подобрала. А просто бросила бы, где стояла, – и забыла.

– Так со мной, кажется, и поступили, – Тень вздохнула. – И больше, наверное, никогда не подберут.

– Вот уж в чём на Вашем месте я бы не сомневалась, – заверила её Купюра.

В этот момент Купюру подхватил и унёс ветер.

– Теперь ветер будет очень богатым, – подумала Тень. – И сможет купить себе всё, что захочет… например, целых сто порций мороженого.

Не успела она это подумать, как заметила, что начинает сначала медленно, а потом всё быстрее и быстрее двигаться по асфальту – точно вслед за высоким человеком в плаще… тем самым, который и бросил её на асфальт.

– Минуточку, – сказала Тень. – Не подбирайте меня, у меня нет никакой ценности.

Высокий Человек остановился и посмотрел на неё с изумлением.

– Почему Вы решили, что я подбираю Вас? – спросил он.

– Да потому что Вы же меня и бросили, – напомнила ему Тень. – Вы всегда меня бросаете.

– А вот и неправда, – сказал Высокий Человек. – Ничего я Вас не бросаю!

– Бросаете… – вздохнула Тень. – Например, в последний раз Вы бросили меня на асфальт – и я разбила колено. Вот…

Тут она показала Высокому Человеку разбитое колено – и тому сразу стало стыдно за своё поведение. Он покраснел и сказал:

– Извините, пожалуйста, моя дорогая Тень! Я не нарочно… я просто как‑то не обращал на Вас внимания.

С этого времени Высокий Человек стал вести себя совершенно по‑другому. Он никогда больше не бросал Тень – ни на траву, ни на песок, ни, тем более, на асфальт. Всякий раз, когда он готов уже был бросить Тень, он опоминался и вместо этого осторожно клал её у своих ног на специальный шерстяной коврик, который отныне всегда носил с собой.

Тень сворачивалась на коврике в комочек и никогда не забывала сказать:

– Большое спасибо!

А Высокий Человек с улыбкой брался за верёвочку, привязанную к коврику, и начинал аккуратно везти за собой уютно устроившуюся на нём Тень.