РАКОВИНА С ОКЕАНОМ ВНУТРИ

…и в один прекрасный день у двух диванных подушек просто лопнуло терпение – именно так внезапно оно всегда и бывает. Это, конечно, не означает, что диванные подушки взорвались, по комнатам полетели пух и перо, а все подумали, что настала зима, и стали натягивать на себя тёплые вещи… отнюдь нет! Терпение у диванных подушек лопается так же, как и у людей, а когда у людей лопается терпение, они просто‑напросто оказываются не в состоянии больше терпеть того, что прекрасно терпели раньше.

Вот и диванные подушки оказались не в состоянии больше терпеть присутствия в комнате Раковины‑с‑Океаном‑Внутри.

– У меня есть один знакомый жучок, он живёт где‑то в стене за моей спиной, – заговорщически сказала Первая Диванная Подушка Второй Диванной Подушке. – Его имя Древоточец. И сегодня я наконец попрошу его разобраться с этой раковиной.

– Дре‑во‑то‑чец, – по слогам повторила Вторая Диванная Подушка. – Что означает это имя?

– Ах, точно я не помню, – призналась Первая Диванная Подушка. – Но как раз сейчас он поедает стены нашего дома… у него, видите ли, очень мощные челюсти. Не знаю, когда именно, но однажды в конце концов он съест эти проклятые стены – и мы окажемся на свободе, под открытым небом.

– Скорей бы уж! – мечтательно вздохнула Вторая Диванная Подушка, совсем не задумываясь о том, что двум диванным подушкам делать на свободе, под открытым небом…

– Однако речь сейчас не об этом, – не позволила ей мечтать Первая Диванная Подушка. – Сейчас речь о том, что у нас с Вами лопнуло терпение.

– Ах, да! – тут же вернулась в реальность Вторая. – У нас именно что лопнуло терпение! Ибо каждый, кто приходит в дом, немедленно прикладывает ухо к этой уродливой раковине, которая валяется на подоконнике. В то время как уши, со всей очевидностью, существуют не для того, чтобы прикладывать их к раковинам, а для того, чтобы прикладывать их к подушкам. Потому мы и называемся – под‑ушки.

– И каждый не только прикладывает к ней ухо, – с яростью продолжала Первая Диванная Подушка, – но ещё блаженно улыбается и говорит: «Я слышу, как шумит океан!»

– И у нас, стало быть, лопнуло терпение, – подытожила Вторая Диванная Подушка и с недоумением закончила: – А при чем тут Ваш Древоточец, который поедает стены?

– Я попрошу его ночью заползти в эту раковину и посмотреть, что там у неё внутри на самом деле. Очень сомневаюсь, что там может поместиться океан… океан раз в пять больше, чем эта раковина!

– Значит, океана там не обнаружится – и тогда мы расскажем всем гостям, что ничего такого внутри у этой раковины нету! – наконец дошло до Второй Диванной Подушки.

Первая Диванная Подушка посмотрела на неё как на безумную.

– Да кто ж нам с Вами поверит, голубушка, если мы такое начнём ни с того ни с сего рассказывать‑то? Кому же не понятно, что ни одна подушка не может заглянуть внутрь раковины… они ведь, раковины эти, все извилистые внутри! Подушке в них ни за что не пролезть.

– Хм, но… но если нам всё равно никто не поверит, зачем же посылать туда Вашего Древоточца?

– А затем, что у него мощные челюсти, пуховая Вы голова! И этими мощными челюстями он прогрызёт в раковине огромную дыру. Тогда‑то всем и каждому даже без нас станет понятно, что океана не может быть в дырявой раковине.

– Вы гениальны, – просто сказала Вторая Диванная Подушка. – В мою пуховую голову такого злодейства никогда бы не пришло! – Она немножко помолчала и всё‑таки спросила на всякий случай:

– А не опасно посылать Вашего Древоточца в раковину? Вдруг там действительно океан?

Первая Диванная Подушка вздохнула и с презрением произнесла:

– Не хватало только, чтобы и Вы начали повторять эти глупости вслед за остальными!

Вторая Диванная Подушка очень смутилась и больше вопросов не задавала. А вечером обе они уже провожали Древоточца в раковину.

Древоточец оказался бравым малым, состоявшим почти из одних челюстей. Огромные эти челюсти с трудом размещались на микроскопическом рыльце и без конца двигались – Вторая Диванная Подушка даже испугалась, как бы Древоточец тут же не загрыз кого‑нибудь из них. А тот, увидев её испуг, произнёс с неприятной улыбкой:

– Не бойтесь, мадам! Я не прикасаюсь к подушкам. Не очень‑то большая радость – загрызть Вас, а потом услышать от родных и близких: у тебя, дескать, рыльце в пуху!

Сказав так, Древоточец бодро отправился заползать в раковину.

В доме стало тихо. Тем не менее диванные подушки изо всех сил напрягали слух, чтобы как можно отчётливее  слышать скрежет прогрызаемой насквозь раковины.

…а скрежета всё не было и не было. Впрочем, когда они совсем уже отчаялись, до них всё‑таки донеслись звуки – правда, совсем не те, которых они ожидали.

– Плюх! Буль‑буль‑буль…

Диванные подушки в ужасе посмотрели друг на друга: они знали, что такие звуки издают те, кто падает в воду и идет ко дну.

Впрочем, шум океана тотчас же и заглушил эти неожиданные звуки…