МАЛЕНЬКОЕ СКВЕРНОЕ СЛОВО

Если кому‑то говорят: «Не сквернословьте, пожалуйста!», – значит, этот кто‑то произнёс слово, которое нельзя произносить. Есть в мире такие слова, которые нельзя произносить. Они называются «скверные». Правда, вряд ли нам ответят на вопрос, почему их нельзя произносить. А раз так – не будем спрашивать… не очень‑то и хочется!

Между прочим, тут самое странное вот что… Все знают: скверные слова нельзя произносить, а нет‑нет возьмут да и произнесут. Как‑то так получается… многие даже говорят, будто само собой  получается! Дескать, живёшь себе – и совсем не хочешь произнести скверное слово, а хочешь произносить только хорошие и прекрасные слова – и даже произносишь их всё время… Но вдруг – на тебе: само собой произносится скверное слово! Прямо хоть плачь…

Так, во всяком случае, было рассказано одному Маленькому Скверному Слову – так оно это и запомнило. А когда запомнило, то сразу же дало себе обещание: никогда и ни за что не произноситься.

Кстати, Маленькое Скверное Слово не знало, что оно означает. Пыталось выяснить, да все только опускали глаза и говорили: «Мы тебе это когда‑нибудь потом объясним». А потом всегда забывали…

Время от времени – слыша, как произносятся другие слова, – Маленькое Скверное Слово задумывалось: «А интересно всё‑таки, как оно бывает – про‑из‑но‑сить‑ся? Вот повезло же некоторым словам! Особенно «да» и «нет»: подумать только, тоже ведь совсем коротенькие, а не скверные… Они на каждом шагу произносятся – без конца только их слышишь… Иногда даже дважды подряд: «да‑да» – или «нет‑нет». А то и трижды: «нет, нет и ещё раз нет!» – это обычно очень громко говорится. А меня и один раз произнести нельзя, даже и тихо нельзя – язык отсохнет!»

Как это – «язык отсохнет», Маленькое Скверное Слово, конечно, тоже не знало – просто когда‑то услышало, что Одна Мама сказала Одному Сыну, который почти уже начал произносить Маленькое Скверное Слово: «Смотри, язык отсохнет». И Один Сын сразу же прекратил произносить Маленькое Скверное Слово, и хоть рот уже было открыл, всё равно не произнёс. Само же Маленькое Скверное Слово и подавно не произнеслось: оно ведь себе обещание дало и обещание это держало. Тем более что неприятно, наверное, увидеть, как язык у кого‑то отсыхает!…

– Тебя, что же, никогда‑никогда‑никогда не произносят? – с ужасом спрашивали Маленькое Скверное Слово другие слова.

Маленькому Скверному Слову было стыдно сказать, что да, мол… никогда‑никогда‑никогда, – и оно начинало придумывать всякие неправдоподобные истории.

– Нет, ну почему же… – например, отвечало оно. – Говорят, какой‑то человек даже специально ушел в пустыню, где никто не мог его видеть и слышать, с одной‑единственной целью – чтобы меня произнести…

– И… что ? – затаив дыхание, спрашивали другие слова. – Произнёс?

– Неизвестно, – вздыхало Маленькое Скверное Слово. – Потому что из пустыни он не вернулся…

– А что же с ним там случилось? – допытывались другие слова.

– Да язык отсох! – как бы равнодушно отзывалось Маленькое Скверное Слово.

– Кошмар какой! – в один голос восклицали другие слова и смотрели на Маленькое Скверное Слово осуждающе.

Тогда ему самому становилось стыдно за свою только что придуманную историю…

В общем, ужасная была жизнь у Маленького Скверного Слова – тут и говорить нечего. Время шло, а лучше не становилось – даже наоборот, становилось хуже. Потому что культура речи всё повышалась и повышалась. И повысилась настолько, что Маленькое Скверное Слово подумало: «Если она будет и дальше так повышаться – меня вообще скоро забудут. Потому что слово, которое не произносится, – забывается».

И Маленькое Скверное Слово с горя решило отправиться в дальние края… на Восток. Для этого оно собрало рюкзачок и завело себе ботинки покрепче, потому что идти решило пешком: денег на билет в дальние края у него всё равно не было. А на следующее утро вышло из дома с твердым намерением – потеряться в дальних краях навсегда. Бес‑след‑но.

Маленькое Скверное Слово шло и шло – не оборачиваясь назад и ни с кем не знакомясь по дороге: стыдно ведь представляться новым знакомым – я, мол, такое маленькое скверное слово, которое нельзя произносить, а то язык отсохнет! Все от тебя просто в разные стороны шарахаться начнут!

Неизвестно, какой длины путь проделало Маленькое Скверное Слово, но однажды оно заметило, что совсем перестало понимать речь окружающих. «Как это удивительно! – подумало Маленькое Скверное Слово. – Раньше я всё понимало, а теперь совсем ничего не понимаю!…»

Но не успело оно так подумать, как почувствовало, что произносят… его! Причём произносят громко и отчётливо, при всем честном народе, на главной площади какого‑то большого города.

Маленькое Скверное Слово тут же зажмурилось: оно совсем не хотело видеть, как у того, кто его произнёс, отсыхает язык… зрелище не из приятных. Но, поскольку вокруг было тихо, глаза пришлось‑таки открыть.

Всё оставалось как прежде – и язык явно ни у кого не отсох. Маленькое Скверное Слово осторожно огляделось и увидело, что стоит в толпе, в последних рядах, – и все, кто был рядом с ним, приподнимаются на цыпочки, силясь разглядеть происходящее у большого здания, где горит высокий огонь.

А там некто, одетый во все золотое, всё громче и отчётливее стал повторять его – Маленькое Скверное Слово.

Оказалось, что в местном языке оно вовсе не считалось скверным – даже наоборот! Оно было одним из имен Бога и произносилось только в особо торжественных случаях.

– Ну и странно всё в этом мире, – сказало себе Маленькое Скверное Слово.

И улыбнулось.