СТАРИННЫЙ СУНДУК СО ВСЯКИМ ДОБРОМ

В том, что Старинный Сундук наполнен всяким добром, сомнений ни у кого не было. Зачем бы он иначе был окован железом? Железом сундуки оковывают тогда, когда внутри спрятаны какие‑нибудь большие ценности, – чтобы никто из посторонних в этот сундук не проник. А к нашему Старинному‑Сундуку‑со‑Всяким‑Добром полагался ещё и замок, причём довольно массивный.

Где хранился ключ от этого замка, знала только Бабушка, да только никому не говорила. Видимо, и в самом деле заперты были в сундуке какие‑то сокровища. Потому‑то и относились к Старинному‑Сундуку‑со‑Всяким‑Добром невероятно почтительно: на него не только сверху никогда ничего не клали, но даже и старались обходить его стороной.

Старинный‑Сундук‑со‑Всяким‑Добром был старше всех в доме. Он стоял на своём месте уже тогда, когда только возводили стены – даже крыши над домом ещё не было. А Старинный‑Сундук‑со‑Всяким‑Добром, тем не менее, внесли – по слухам, строители тогда еле‑еле справились с ним и чуть не уронили на ещё нетвёрдый по тем временам пол! Если бы это случилось – пол обязательно проломился бы, и его пришлось настилать заново. Но все обошлось – так Старинный‑Сундук‑со‑Всяким‑Добром и попал туда, где стоял по сей день – в угол гостиной. Его никогда не открывали – и потому оставалось лишь гадать о том, какие точно ценности в нём спрятаны.

– Говорят, сундук этот наполнен золотом и драгоценными камнями, – то и дело неслышно поскрипывали Половицы – мастерицы придумывать всяческие таинственные истории: в них до сих пор ещё жил ужас тех времен, когда строители едва удержали над ними Старинный‑Сундук‑со‑Всяким‑Добром.

– И вовсе не золотом и не драгоценными камнями наполнен он, – отзывался вечно вертевшийся вокруг своей оси Глобус, – а картами и планами столетней давности, на которых точно указаны все места на земном шаре, где до сих пор хранятся несметные сокровища древних цивилизаций!

Книжные Полки разражались дружным хохотом и отвечали:

– Никаких карт и планов там и в помине нет! В Старинном‑Сундуке‑со‑Всяким‑Добром лежат древние книги: прочитаешь их– и получишь власть над всем миром.

Много чего, стало быть, говорили о Старинном‑Сундуке‑со‑Всяким‑Добром – но только вот что было несомненно: добра в нём было изрядно, а уж какого – в общем‑то, ведь и неважно! Хотя всем вокруг, конечно, страшно хотелось заглянуть внутрь, да Бабушка, у которой одной только и был ключ от массивного железного замка, всё не разрешала и не разрешала.

А однажды ночью в комнату, где стоял Старинный‑Сундук‑со‑Всяким‑Добром, забрались целых три вора. Они хотели сломать замок, вытащить несметные сокровища и убежать с ними в Америку, где их никто не знал и где, как всем известно, можно продать любые несметные сокровища за большие деньги.

Целых три вора долго бились над замком, но он был такой массивный, что сломать его никак не получалось. И тогда целых три вора в ярости принялись лупить по крышке чем ни попадя. Только тоже напрасно: Старинный‑Сундук‑со‑Всяким‑Добром был окован железом, так что разбить его не удалось бы и целой армии воров.

На страшный грохот в комнату, улыбаясь, вошла Бабушка. В руке она держала ключ от Старинного‑Сундука‑со‑Всяким‑Добром.

Бабушка спокойно взглянула на целых трех воров и сказала:

– Здравствуйте, дорогие мои целых три вора, как поживаете и зачем пожаловали?

Целых три вора, конечно, тут же вежливо поздоровались с Бабушкой, раскаялись и принялись объяснять ей, что на самом деле никакие они не воры, а просто очень любопытные люди, которым ужасно интересно посмотреть, что спрятано в Старинном‑Сундуке‑со‑Всяким‑Добром. В ответ Бабушка только рассмеялась:

– Видимо, мне и в самом деле придется открыть сундук, чтобы вокруг него никаких тайн больше не было!

Целых три вора затаили дыхание, а Бабушка подошла к Старинному‑Сундуку‑со‑Всяким‑Добром, вставила ключ в замочную скважину и повернула его.

Железный замок, который не открывали уже много лет, удивлённо клацнул и повис на дужке. Бабушка сняла его и с трудом подняла крышку Старинного‑Сундука‑со‑Всяким‑Добром. Медленно опустив руки в сундук, она достала из него какое‑то пушистое белое облако и легонько подбросила это облако в воздух.

– Моё подвенечное платье! – с грустью сказала она, и подвенечное платье застыло над комнатой, а потом внезапно рассыпалось в серебристую пыль…

Пыль эта медленно оседала – и вот уже всё в комнате было покрыто ею: и скрипучие половицы, и вечно вертевшийся вокруг своей оси глобус, и книжные полки, и сама Бабушка, и даже целых три вора.

А больше в Старинном‑Сундуке‑со‑Всяким‑Добром ничего не оказалось. Впрочем, это никого не огорчило: все зачарованно смотрели на гостиную, преображённую серебристой пылью… Драгоценной серебристой пылью прошлого, под покровом которой комната казалась залом королевского дворца, Бабушка – прекрасной принцессой, а целых три вора – целыми тремя безнадёжно влюблёнными в неё пажами.