ЗАГАДКА, КОТОРАЯ НИКАК НЕ ОТГАДЫВАЛАСЬ

Когда Загадка была загадана, она очень обрадовалась: каждая загадка мечтает о том, чтобы быть загаданной, а потом как можно дольше не отгадываться и наконец внезапно отгадаться. Когда загадку отгадывают, она, счастливая, возвращается назад, к другим загадкам, и дальше совсем ничего не делает, а только отдыхает на зелёном лугу, потому что уже выполнила свою работу.

Итак, Загадка была загадана – интересно, очень интересно!

Теперь она с волнением ждала, что будет дальше, – ждала в одном таком специальном Зале Ожидания для загадок. В этом Зале Ожидания собираются все загадки, которые в мире на данный момент загаданы: они оттуда поглядывают на тех, кто не может их отгадать, и огорчаются за них или смеются над ними.

– Простите, пожалуйста, могу я полюбопытствовать… Вас сколько раз в жизни загадывали? – обратилась к Загадке Соседка, которая, похоже, была завсегдатаем в этом Зале Ожидания.

– Сколько… – задумалась Загадка. – Даже не знаю, что Вам сказать! Я, пожалуй, и не припомню, когда меня в последний раз загадывали. Наверное, очень давно это было.

– А меня вот практически без остановки загадывают, – похвасталась Соседка. – Надоели просто: загадывают и отгадывают, загадывают и отгадывают! Я уже знаете сколько на зелёном лугу не отдыхала?

– Хорошая у Вас жизнь, – с некоторой завистью сказала наша Загадка и, помолчав, спросила: – Как Вы думаете… отгадают меня или нет?

Тут Соседка расхохоталась так, что даже не могла остановиться. Но потом всё равно остановилась и заявила:

– Нет в мире такой загадки, которую было бы нельзя отгадать! Ибо у каждой загадки обязательно есть отгадка – и эту отгадку кто‑нибудь да знает. А если уж случится такое несчастье, что отгадать Вас будет совсем трудно, тогда отгадывающий произнесёт: «Сдаюсь», – и ему тут же скажут отгадку. Но так не очень интересно, конечно: интересно, когда загадку без посторонней помощи отгадывают.

– А Вас часто отгадывают без посторонней помощи?

– Меня‑то? – опять расхохоталась Соседка. – Меня – всегда. – Тут она помолчала и доверительно сообщила: – Знаете, как это раздражает! Не успеют загадать, как тут же и отгадали… Ну вот, опять!

Имя Соседки было произнесено в микрофон – и та пулей вылетела из Зала Ожидания: её снова разгадали.

«Счастливая!» – подумала наша Загадка и принялась внимательно прислушиваться к микрофону: не назовут ли теперь её имя. Но в микрофон все время называли другие имена, а её имени всё не было и не было слышно.

Ближе к ночи в Зале Ожидания она осталась одна. И когда Уборщица пришла убирать Зал Ожидания, то просто глазам своим не поверила:

– Боже мой! – воскликнула Уборщица. – Давно ли Вы тут сидите?

– С самого утра, – ответила Загадка.

– Вот бедняжка! – покачала головой Уборщица и протянула Загадке красное яблоко.

Яблоко оказалось ужасно вкусным. Поедая его, Загадка размышляла вслух, а Уборщица внимательно её слушала.

– Если бы я не знала, – вслух размышляла Загадка, – что у каждой загадки в мире обязательно есть отгадка, то я бы, наверное, даже пришла в отчаяние…

– Понятное дело, – откликнулась Уборщица, начиная протирать сиденья влажной тряпкой. – А откуда Вы знаете, что у каждой загадки в мире есть разгадка?

– От одной другой загадки. Её сегодня в девять ноль‑ноль отгадали – прямо сразу после того, как я в этом Зале Ожидания появилась. Она тут часто бывает: её без остановки загадывают и отгадывают, загадывают и отгадывают!

– Это такая хорошенькая, вся в веснушках? – Уборщица сразу поняла, о ком идёт речь.

Загадка кивнула.

– Неудивительно, что её разгадали, – сказала Уборщица. – Её легко разгадать: она совсем простая. Отгадку на эту загадку даже я знаю!

– А на меня не знаете? – с надеждой спросила Загадка.

– На Вас – не знаю, – виновато сказала Уборщица. – Вы уж больно сложная загадка… Боюсь, что Вас мало кто отгадает… если вообще кто‑нибудь отгадает.

– Как? – испугалась Загадка. – Значит, меня могут и не отгадать?

– Могут и не отгадать, – сокрушённо сказала Уборщица.

– И что же мне тогда делать? – Загадка даже перестала есть красное яблоко, и на глазах её выступили слёзы.

– Да уж, делать тогда нечего! – Уборщица в сердцах возила шваброй с мокрой тряпкой по полу. – Придется так в Зале Ожидания и сидеть.

– Всю жизнь? – с ужасом спросила Загадка и разрыдалась.

Не будем осуждать её за это: кому ж приятно провести всю свою жизнь в Зале Ожидания?

Вот и Уборщица не осудила, а деловито сказала:

– Посидите пока немножко. У меня есть один знакомый Истопник, очень умный мужчина. Я сейчас пойду ему позвоню – может быть, он Вас и разгадает.

И Уборщица побежала звонить Истопнику, а Загадка, глубоко вздохнув, взялась за швабру: должен ведь кто‑то убирать Зал Ожидания в отсутствие Уборщицы!

По сияющему лицу вбежавшей женщины Загадка сразу поняла, что Истопник нашёл отгадку. Отгадку эту совсем тихим шёпотом Уборщица сообщила Загадке на ушко, а после поблагодарила Загадку за такой порядок в помещении – и они, попрощавшись, разошлись: Уборщица – домой, Загадка – на зелёный луг.

По пути туда Загадка весело улыбалась и даже целых два раза поблагодарила Бога за то, что на свете существуют такие умные истопники.